Парижанка

Пхали, моя любовь.

« Мы не можем ждать милости от природы, взять их - наша задача». Никто не делает пхали из подруг, у них нет желания и времени. В нашем районе, проверено по периметру, пхали стоят от 75 до 100 рублей за маленький шарик. И не то, все не то. А так хочется: пхали, хачапури по-имеретински, и мне уже хорошо. Пришлось сделать самой.
Оголтело хвалюсь.


Парижанка

(no subject)

Все спят, а я что-то нет.Хотя улеглись мы в три с чем-то. Проснулась и « пошла» не в фейсбук, а сюда, в ЖЖ, потому, что здесь хорошо и уютно мне, неспешно. Так вышла на свою террасу, смотришь, рядом, не далеко, люди и они разные, и интересные, и мне с ними нормально, в смысле, хорошо, просто, хорошо. И это радует.
Суть- с Новым годом, друзья! Здоровья, радости, путешествий, мыслей, любви, историй с хорошим концом, бесед о чем хочется, свободы быть собой. Обнимаю. Танцуем дальше.
Парижанка

(no subject)

Да, это тот ещё год. Но и в нем было хорошее. Люди, места, действия и опыт.
В этом году мы поехали в Вязьму, на Богородицкое поле, где в 1941 году в Вязминском котле сражались наши прадеды и дедушки, и мой дедушка, Жидков Сергей Ефимович. Он пропал без вести, по документам в феврале 1942 года. Воевал он во 2 Дивизии Народного Ополчения, которая формировалась в Сталинском районе Москвы. У дедушки была бронь, он работал на заводе « Комега», где работала и бабушка, вся моя семья. От него не было писем и где он погиб никто и не знал. Общество потомков 2ДНО, замечательнейшие люди, помогли с определением возможного места гибели - почти вся 2 дивизия, и не только она, полегла под Вязьмой в октябре 1941 года. Возможно, и мой дедушка здесь.
В музее « Богородицкое поле» мы познакомились с директором музея, Михайловым Игорем Геннадьевичем. Знаете, за последнее долгое время у меня не было такого сильнейшего впечатления от человека и человеческой энергии. Игорь Геннадьевич - редкий человек. Нас было двое, экскурсия длилась 3,5 часа и это был честный,внятный, аргументированный и сильный разговор о людях и войне, о памяти, о долге. Забыть это нельзя.
Вот за это я благодарна 2020 году. Я нашла дедушку.






(no subject)

Если бы прабабушка Тамар знала, что однажды её слова будут процитированы в The Calvert Journal, она бы, конечно, намеренно дожила до этого дня, чтобы:
а) запилить меня навылет за то, что я, не спросивши, рассказала журналистам о ней;
б) погундеть, что правнучка переврала её слова, потому что слушает вполуха;
в) после долгих колебаний подарить мне стеклянную брошь, сущую безделушку, которую берегла как дорогое сердцу воспоминание;
г) нарядиться в шерстяное платье, повязать шёлковый передник и сходить к соседке — доводить её до инфаркта своим новоиспечённым светским статусом.

А ночью, когда над мохнатой макушкой Хали-кара замерцала бы мелкая россыпь озябших звёзд, она бы на цыпочках пробралась в мою комнату, подоткнула бы со всех сторон одеяло, и снисходительно шепнув «и-их, выросла, а мозгов так и не набралась», ушла бы на небо.

Прабабушка Тамар говорила: «Если закрывается одна дверь, обязательно открывается другая. Главное, что нужно делать — не стоять перед запертой дверью, оплакивая свои неудачи, а искать ту, которая уже открылась».
С наступающим Новым годом, друзья. Пусть он будет ласковым и милосердным к нам. И пусть покажет путь к той спасительной двери, которая, несомненно, нас ждёт.


https://www.calvertjournal.com/features/show/12419/lessons-learned-2020-2021?fbclid=IwAR3tgCl0V4NAs6pYsyz-EOO9Z8DNS6fTu46rJ1vU1_JECwctS_qu3YRKtzU