January 10th, 2010

Парижанка

Оглянись на меня, как тогда на Фонтанке, из-за третей февральской реки покажись"

Не люблю начала и концы. Не люблю приезжать и уезжать. А люблю сам процесс. Вчера вернулись из Ленинграда. 10 часов на машине - здорово и снежно, так бы и длила этот путь. Чем дальше уезжала от Москвы, тем дальше были проблемы, вопросы, опасения и ценные указания мои для близких, и мои страхи. Соответственно, около Торжка они стали возвращаться. Сегодня хожу тихо и ничего почти не делаю-не хочу начинать беспокоиться, не хочу привычное "надо" и рутину этой жизни.
А за спиной остался любимый город, из которого невозможно уехать, это мое детство, мои каникулы у бабушки, конфеты "Старт", Царское, Невский, переулки, Меншиковский дворец, метель, Васильевский и угол нашей линии, Летний и "оглянись на меня на Фонтанке".... Могу перечислять и перечислять, как нанизывать.
Меня невозможно выгнать из этого города. А он живет без меня, а я без него. И ему ничего, а мне всегда невмочь. И я уезжаю, как и 30, и20,и15,6 и 5 лет назад, и плачу. Потому что он есть, а меня в нем уже нет.

Думаю, что у людей моего, да и не только моего поколения, у каждого есть свой Ленинград. Эта всегда была возможность уехать от и приехать к, и здесь все было возможно, даже невозможное.
Мы приближались к городу, а я вспоминала:нашу дачу и моего рыжего кота, кошелек на веревочке с балкона, лампу над столом у Натальи Григорьевны, зеркало в пол, где я всегда красавица, новый год на Невском, метель у Казанского и мост лейтенанта Шмидта, ночь в Михайловском саду, картины в Русском,. И как я плакала без причины, стоя на верхней палубе корабля, уходившего из Ленинграда, и ..., нет, надо о хорошем. А там оно для меня всегда-
Как-то мы приехали вместе с маленькой Д2. И она попросила отвезти ее на Пискаревское . Я в своей жизни там была всего один раз(зимой), мне хватило этого на всю жизнь. А она захотела сама. Было лето, солнечный день, мы вошли, стали бродить, что-то она спросила, что-то я ответила. "И там везде люди? И как узнать, где свои? Они просто вместе там?". А потом она стала убирать могилы матросов с крейсера "Киров", просто убирать листочки засохшие, паутину. И убрала все, сама. Так я этот день и запомнила, моя дочка убирает эти могилы, ей это было важно и нужно, без всяких слов и пафоса. Иногда когда она меня очень расстроит сейчас я вспоминаю об этом, и понимаю, что приходяще, а что вечное. Стараюсь.
Когда-нибудь и она поедеть в Ленинград, сама, без меня и у нее тоже будет свои город, как и у меня, как и у нас.
Я все-таки вернулась. И жизнь продолжается.Как же я его люблю.