June 27th, 2013

Парижанка

Жара. Вспомнила одну историю.

Из писем "на тот берег". Было это прилично давно.
"Лето. Отпуск. Д1 и Д2 уехали в Германию, а я поплыла на теплоходе « Николай Щорс» до Самары. Каюта у меня была двухместная, жила в ней одна. На теплоходе очень хорошо – плавучая дача (деревня). Живешь в «домике», а пейзажи меняются. К концу недели все друг друга знают, непринужденное общение, разговоры про погоду, достопримечательности, сменяются рассказами из личной жизни, житейскими наблюдениями. Короче, жизнь.
Пришли мы в Самару. Для меня впервые было оказаться так далеко по Волге. И знаете, здесь другая природа, другая жизнь и другие люди. Более свободные в эмоциях, свободные в поступках и есть какая-то «широта» что ли.
Жара была 35 градусов, огромный песчаный пляж-набережная, множество новых «Жигулей» с затемненными стеклами, все (вне зависимости от возраста) пьют пиво, и есть какое-то напряжение в воздухе, что-то «гангстерское». Вот- вот, дорогая, не смейтесь, именно это я и почувствовала, сходя на берег.» Сицилия».
Далее обязательная экскурсия по городу. Мне понравилось, что проезжая мимо памятника Владимиру Ильичу (ростом 150-160см), экскурсовод небрежно, через плечо бросила : « Памятник Ульянову». На следующий день в Ульяновске, где гигантский памятник, все будет не так. А города рядом: Симбирск (Ульяновск) и Самара. Менталитет. Потом было свободное время. Умирая от жары, купила себе ряженки и пошла осматривать окрестности. В Самаре обнаружилось много качественного « модерна». Не типового, а «заказного». Местные купцы приглашали архитекторов и те воплощали эксклюзивные пожелания в жизнь. Но состояние этого «модерна» не блестящее. Вставляют пластиковые окна, пристраивают какие-то балконы, марли на форточках, обвалившаяся штукатурка, облезлые углы. Как всегда, но стиль есть – мастерство не убьешь. Так гуляя и попивая ряженку, дошла до дома, а скорее, усадьбы – настоящий ампир, «украшенный» обязательным дощатым забором, деревянными дровяными сараями, голубятней, оборванной проводкой и прочие необходимости нашей советской жизни Точно коммунальное жилье – по виду и запаху. Рядом с домом стоит новый « Лексус». Стою рассматриваю. Из ворот дома выходит мужчина, у нас на Преображенке сказали бы – «конкретный пацан». Подходит к машине, но потом поворачивается и спрашивает меня:
- А вы, что тут смотрите? Купить хотите? Продано, я уже купил.
- Молодец, середина XIX века, ампир настоящий, редкость, - отвечаю очень спокойно, не напрягаясь. В глазах у парня появился такой интерес с уважением одновременно, передать сложно. Я так поняла, что он еще сомневался правильно ли вложил деньги. А здесь незнакомая дамочка сходу подтвердила, что все путем.
Короче, дорогая, далее все было очень весело и совершенно не реально. Смотрела на это как бы со стороны, активно принимая участие. Парень (Слава- хорошее имя) предложил зайти и посмотреть , что там внутри. Согласилась и зашла. Внутри – обычный коммунальный быт в стенах XIX века. Не буду описывать, мы с вами из этой эпохи – представляем. Хозяин рассказывал, что он тут сделает, куда людей переселит, как будет использовать парадные комнаты. Ваша замечательная подруга во время ахала, охала, щупала, скребла пальцем стены, сметала какую-то паутину, чтобы лепнину рассмотреть, задавала вопросы. В общем, соответствовала по полной. Оба мы получали видимое удовольствие, развлекались по полной.
После экскурсии хозяин предложил зайти в кафе, тоже «ихнее». Жара, а там прохладно, « все дела». И тут началось не контролируемое. У меня так очень-очень редко бывает, «понесло само». Короче, зашли. Прохладно, посидели, поели, поговорили, теперь уже о жизни. С чего-то стали говорить очень лично, но каждый о своем. И тут, замечательный парень и говорит:
-А может, тебе (мы уже на «ты» перешли незаметно. А как? Между настоящими искусствоведами это бывает) не уезжать сегодня. Поедем за Волгу, погуляем?
« Поедемте, Лариса Дмитриевна, за Волгу…», это видно здесь в крови у настоящих мужчин. Сдержалась от смеха , вообще, я все время хохотала ( то в голос, то про себя), и отвечаю, что не могу, что пароход, что должна и прочую необходимую хуру-муру. Сели в « Лексус», приехали на причал, где на средней палубе уже стояли «деревенские жители». С большим любопытством наблюдавшие за нашим не «братским», честно скажем, прощанием. Потом меня аккуратно спрашивали: « А кто это вас провожал?». А я таинственно улыбалась. А, действительно, что скажешь, кто ? Просто хороший парень из Самары.
А все жара и ряженка, ну, вы, ЮВ, знаете."