October 4th, 2017

Парижанка

"Июнь" Дмитрий Быков.

Дмитрий Быков в интервью сказал. что писал роман так, чтоб от него нельзя было оторваться и писался роман тяжело. Не получилось. Роман я читала две недели(для меня небывалый срок), откладывая и заставляя. Так и не смогла дочитать. Ощущение вторичности и тошности от повторяемости смыслов, эмоций и идей. И четкое: я это уже читала. И где-то это было из Л. Разгона, от других мемуаристов и стойкое впечатление Нагибина с его " Московскими рассказами", где он вспоминает свою предвоенную юность, с переживаниями, эмоциями, образами. Делает он ( Ю.Нагибин) это в преклонном образе и это предстарческое смакование и "шарканье" по прошлой жизни с эротическими всплесками( почему-то ощущение слюней и потных рук) было неприятно стойко. Вот это есть и у Дмитрия Быкова в романе " Июнь".Обильно и примитивно как-то.
Остаюсь при своем мнении, что Дмитрий Быков прекрасно интуитивно мыслит и формулирует то, что относится к литературоведению. Здесь в два ( ДВА) предложения он формулирует жизненный принцип или сущность Марины Цветаевой. Также, как и в огромном " Маяковском", где нахватанность из разных источников присутствует, он четко и тоже в слово или словосочетание определяет сущность Лили Брик. И это блестяще. Также, как и его литературное эссе о Нине Берберовой, где портрет девушек эпохи Гражданской войны, портрет этого женского поколения железных и живучих. Вот это у него получается, как никто, он это делает.
А роман - нет, не получился.