vinogradovam (vinogradovam) wrote,
vinogradovam
vinogradovam

Categories:

День восьмой. Часть первая. Кинжварт



это фотография 1940 года. Здесь Татьяна Васильчикова (Меттерних), Мария Васильчикова (Мисси) с мамой. Лидией Васильчиковой-Вяземской.


Кинжварт. лето 2009года

Завтрак в 9 – плетеная корзинка с едой, чай, кофе. Поехали. Оказалось действительно близко. Ехали не более получаса. И вообще, если бы знали, что это так, то вчера сразу бы приехали сюда, в Кинжварт, и остановились в местном отеле (в бывшем хозяйственном дворе замка), отличный номер на троих с завтраком стоит 54 евро. Но его не было в интернетовской базе. Зато теперь знаем и можно приехать еще.
Место очень красивое – поместное. Ехали по основной дороге, потом свернули в бок, а потом съехали на узкую дорогу, шла между высокими деревьями, вывела нас на подъездную аллею, какая бывает у любого замка. Деревья старые, соприкасаются кронами, своеобразная арка получается. Зеленая трава, лужайка, белый дом дворца, озеро с островком княгини. Мы приехали.
Почему сюда? Д1 и Д2 не спрашивали, знали, как мне это было интересно, надеясь, что и им будет интересно: истории, люди, впечатления, может какая интересная еда.
Лучше всего история дворца описана в книге у Татьяны Меттерних «Женщина с пятью паспортами», дворец принадлежал Клеменсу Меттерниху, австрийскому канцлеру. Человеку, который «умел быть и жить» во всех смыслах этого высказывания. Меттернихи занимали его с XVII века и до 1945 года(май-начало июня). Меня интересовал не только замок, а как и всегда, место обитания интересных для меня людей. Это были сестра Мисси, Татьяна Меттерних и ее муж Паул (Павел) Меттерних, последний из владельцев этого поместья. Они владели еще и поместьем Пласс, но оно не интересовала. Чаще всего упоминается именно Кинжварт, описание жизни здесь – описание существования мирного населения, не наци, и не немцев , хотя они здесь тоже бывали и жили, в войну. То, что обычно, остается за страницами учебников, монографий, то, что называется частная жизнь, быт эпохи. Вот, что всегда интересно, люди с их личными историями.
В замке принимали беженцев, друзей, оставшихся без крова, здесь жили и работали пленные французы (они с уважением относились к «своим временным хозяевам», вместе с ними уходили из замка в 1945 году, когда стало понятно, что эта область отдается СА, а американцы уходят), русские: угнанные из России и ушедшие по своей воле 9использовались на сельских работах, государственный план использования рабсилы). Павел уходил без официального разрешения, и его могли арестовать в любой момент, но в трудных ситуациях пути, французы дружно объявляли его французом, что дало возможность избежать неприятностей.
Здесь до конца бережно сохранялись многочисленные реликвии Меттернихов, музей канцлера, архив. Татьяна и Павел пытались сохранить то, что было можно. Татьяна подробно описывала нравы жителей поместья, их взаимоотношения – «феодальное право» и «патернализм». Именно владельцы замка защищали интересы местного населения перед различными административными органами: немецкими, американскими, решали внутренние спорные вопросы, помогали чем могли: кров, еда.
Есть Кинжварт и у Мисси в «Берлинском дневнике». Сюда приезжала к сестре из Берлина во время войны, путь не близкий, но вполне возможный. И попадала в другой мир – тишина, спокойствие, раздумья и нет бомбежек. Сюда приедет после 20го июля.
Короче, я уже все это давно знала, и это было не чужое и хотелось все «локализовать на местности». Есть такая слабость.
Дворец построен в стиле 1820-30 годы в стиле венского классицизма, иногда пишут , что ампир. Не знаю, что-то среднее, м.б. действительно венское, но уютно, не помпезно, и вписано в ландшафт. Белый на зеленом и среди зеленого. Небо в этот день было голубым. Все как надо.
Двор с фонтаном, решетки, флигели. Вошли. Чешская экскурсия, но есть русский аудиогид. Экскурсия посвящена в основном канцлеру и интерьеру.
« Из коллекций Меттерниха выставлены в замке шедевры искусства, такие как, например, коллекция фарфора, ваз из малахита и порфирита (подарки царя Александра I.), оружий и большая библиотека. При осмотре 25 комнат пройдете бывшими жилыми помещениями, представительским залом со скульптурами Кановы, трапезную с 22 семейными портретами и великолепным позолоченым сервизом «Тhomire» (подарок города Брюсселя канцлеру – мое замечание), залом с бильярдом, салонами для курения, музыкальным и ориентальным залами с лакированными комодами XVII века. С оратории можно заглянуть также в замковую часовню с мощами св. Бонифаца - подарком папы Грегория XVI». Это из официальной информации. Все так. Я ходила, прижав к груди книгу Татьяны, и задавала не стандартные вопросы экскурсоводу: «А, где у вас это? А где бюст Пальмерстона работы Кановы?». По словам Д1 проводила жесткую инвентаризацию. Мальчик-экскурсовод напрягался . Да, бюст Пальмерстона мне был нужен не из-за Пальмерстона (бог с ним), а просто, Татьяна пишет, что он был очень похож на второго мужа матери Павла, Чуско.
Татьяна и Павел вернулись сюда , как туристы в 1964 году. Дворец уже был музеем. Вообще, они очень надеялись, что американская защита поможет сохранить исторические ценности. До какого-то времени – да, а потом здесь «отдыхали американские солдаты» с местными девушками, опустошавшими гардеробную Татьяны, а потом уж чешская советская власть, но музей все-таки был создан.
«Затем вместе с группой по широкой лестнице мы пошли наверх. У нас было ощущение, что мы призраки самих себя и вернулись сюда, чтобы обитать в этом старом, красивом доме. Здесь, казалось, ничто не изменилось: на нас смотрели старые картины, алебастровая ваза стояла еще в своей нише, лишь уже тогда потертый зеленый ковер выглядел еще более потертым да не было больше вверху на лестнице почтового ящика красного дерева и, конечно, исчезли пальто и прогулочные трости, которые обычно лежали на стоящем рядом столе». ("Женщина с пятью паспортами"). Их узнает экскурсовод, покажет им их же сохранившиеся свадебные портреты (не вернет), похвалится, что все про них знает, т.к. прочла всю их переписку. Татьяна саркастически заметит, что в доме хранились (они были надежно спрятаны) архивы не только их, а и друзей, которые передавали им на хранение свои письма, поэтому своеобразное впечатление можно было получить о владельцах замка и их личной жизни,читая эти письма, т.к. в большинстве писем молодых людей не упоминаются имена, а просто ласковые прозвища.
Второй раз Татьяна приедет в Богемию в 1990 году и здесь будет полный развал, называемый реконструкцией.
У нас все было в порядке – музей. Да, кстати, работникам музея было не сложно представить что и где было, т.к. в доме существовал строгий обычай, если что-то переносилось из комнаты в другое место, переставлялось, все это отмечалось в специальной книге (инвентаризация!), за этим пристально следил управляющий. Так, когда Татьяна отбирала мебель в свой кабинет, все было за протоколировано.Нельзя было просто передвигать мебель.

«Всегда вызывает интерес кабинет курьёзов, первый в Европе музей, с историческими предметами, принадлежащими историческим личностям: расчёска Марии Терезии, молитвенная книжка её казнёной дочери Марии Антуанетты, амулет лорда Байрона, сумочка мадам Помпадур, стол Александра Дюма». Официальная информация. Все так и есть. Канлер Меттерних был не только знаменитый дипломат, любитель женщин (три брака, да еще с историями, романы Венского конгресса), но и страшный барахольшик. Точно не мог пройти ни мимо мумии, которую из египетского похода привез Наполеон, ни мимо крокодила (чучело), вот только официальные товарищи ошибаются – молитвенник был все-таки Марии-Антуанетты, а волосы не ее, а кого-то другого. Вообще сейчас они перевели на цифру все книги из личной библиотеки канцлера, а там огромное количество томов.

После мы гуляли по парку, обошли озеро, на острове княгини, где она любила проводить время, собиралась какая-то свадьба. Княгиня, мать Павла, была испанкой, в родстве с испанским королем, так Альфонс XIII проводил у них время в Кинжварте запросто. Так вот княгиня была женщиной очень независимой. Первое, что она сделала, так это отдала Татьяне и Павлу Кинжварт и уехала в Йоганнисберг, сказав, что расстояния улучшают отношения. И что она не собирается вмешиваться в их жизнь, теперь Татьяна полноправная хозяйка. Слово свое сдержала. А на острове у нее был небольшой домик, и туда, на остров, можно было прийти только если она приглашала. Но не всякого.

Вот и скульптура «Дианы» Кановы. Здесь встретились рано утром Татьяна и Павел в в день ухода из дома. Когда она, Татьяна, закрыла дверь на ключ и они ушли в Йоганнисберг, 600 км пути, описанного ею в своей книге.

Мы гуляли, Д2 снимала, залезали на холмы, поседели в часовне открытой (она на открытом воздухе), в чугунной беседке, поели малины и ежевики. Не удержалась, а Д2 удержать практически невозможно. «Обошли владения», посмотрела отель, издалека посмотрели на свадьбу, просто побродили и было хорошо.
Призраков не было, грусть присутствовала – не моя история, но и не чужая. Нет не чужая.
Поехали дальше. Сегодня должны были быть в Нюренберге.Это уже чуть моя история.

P.S. Конечно, могу написать много больше подробностей и о замке, и о владельцах, и их историях. Но это ж дневник. И так мы здесь были и видели. Далее Йоганнисберг. Позже. Несколько позже.


http://www.kynzvart.cz/ru/index.html сайт замка. Интересный. Сейчас нашла, уже в Москве










Любимые ручки.
Tags: путешествия германский дневник 2009
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments